ИНФОРМАЦИОННАЯ ФУНКЦИЯ СЕРДЦА В СВЕТЕ ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ В. Ф. ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКОГО

Из раздела: Статьи
27-06-2014

ИНФОРМАЦИОННАЯ ФУНКЦИЯ СЕРДЦА В СВЕТЕ  ДУХОВНОГО И ВРАЧЕБНОГО НАСЛЕДИЯ СВЯТИТЕЛЯ ЛУКИ ИСПОВЕДНИКА, АРХИЕПИСКОПА СИМФЕРОПОЛЬСКОГО – ПРОФЕССОРА В. Ф. ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКОГО

д.м.н., профессор Успенский В.М.

ФКУ «Медицинский учебно-научный клинический центр имени П.В.Мандрыка» МО РФ, Москва

Духовное и врачебное наследие Святителя Луки, исповедника ХХ века, архиепископа Симферопольского (профессора Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого, 1877–1961 гг.) свидетельствует о том, что святитель первостепенную роль в жизни человека отводил духовной роли сердца. В соответствии со Священным Писанием, святитель Лука рассматривал «сердце как орган высшего познания, восприятия духовных воздействий, общения человека с Богом» [1]. В своих проповедях Святитель доходчиво и проникновенно раскрывал православный взгляд на роль сердца в духовной жизни человека. При этом он использовал не только духовное наследие Учителей и подвижников Православия, но и личный богатый духовный и врачебный опыт [2].

Важный вклад в православную медицину составили научные исследования святителя, посвященные изучению сердца как «органа чувств и познания» [1]. Им осуществлено глубокое изучение Священного Писания и духовного опыта апостолов, пророков и многих святителей Святой  Православной Церкви. Приоритетным явилось научное исследование работ  физиков, математиков, биологов, психологов, физиологов, философов. Среди них в первую очередь следует выделить работы математика и мыслителя Блеза Паскаля, философов Анри Бергсона и Шопенгауэра, выдающегося физиолога И. П. Павлова. Святителем Лукой собраны многочисленные научные факты, убедительно подтверждающие учение Священного Писания о сердце как органе высших чувств и познания. При этом святитель поясняет, что эти свойства сердца нельзя рассматривать в прямом смысле как свойства плотского сердца. Они отражают различные стороны взаимодействия духовного мира и духовной сущности человека с его физической сущностью, которые осуществляются в сердце и через сердце. В сердце «престол благодати, ум и все помыслы душевные» — писал святитель Лука. Весьма сходные определения дали и другие святые подвижники Православия [3]. Дух, будучи как бы идеей тела, хотя и не содержится посреди сердца, — ибо он бестелесен, — но пользуется им как орудием и пребывает там, как «на колеснице, как на седалище» (прп. Никодим Святогорец), как «в орудии» (свт. Григорий Палама). «Сердце телесное есть мускулистый серчак — мясо… но чувствует не мясо, а душа, для чувства которой мясное сердце служит только орудием, как мозг служит орудием для ума», — так образно писал о роли сердца святитель Феофан Затворник [4].Сердце — это место, где действует нетварная энергия Божия, осуществляется богообщение и проходит духовная жизнь.

Нами в течение многолетних исследований получен доказательный научный материал, свидетельствующий о том, что сердце обладает всеми свойствами информационного органа, а информационный анализ генерируемых им сигналов открывает принципиально новые возможности в оценке состояний человека и диагностике заболеваний [5–12]. Однако, помимо научного обоснования информационной функции сердца, технологии информационного анализа электрокардиосигналов и практики ее использования, которые изложены в монографии [6], возможен также и православный взгляд на информационную функцию сердца. Действительно, на основе сложившихся представлений о роли сердца в духовной жизни человека, логично предположить существование такой функций сердца, которая обеспечивает ретрансляцию семантики духовных событий, происходящих в нем, в материальный информационный поток, воспринимаемый не только центральной нервной системой, но и всей физической сущностью человека. Духовная сущность человека, —или, по определению других святителей и учителей Церкви, — «духовное сердце», — использует плотское сердце в качестве «орудия» семантического воздействия на физическую сущность человека. Можно предположить, что функцию «орудия» сердце выполняет благодаря информационной функции.

 

Основные положения теории информационной функции сердца [6]

1. Сердце обладает информационной функцией, которая направлена на создание и поддержание информационной среды в организме человека, включающей в себя совокупность информационных сущностей нормы, заболеваний и различных состояний.

2. Информационная функция сердца проявляется через вероятностную вариабельность показателей пространственно-временной динамики кардиоимпульсов электрической, магнитной и гидродинамической природы, которая у здоровых людей и у большинства больных представляет собой нестационарный стохастический процесс и отражает закладку информации путем амплитудной и частотно-фазовой модуляции параметров кардиоимпульсов в соответствии с семантикой нормы и заболеваний. Эта функция осуществляется сердцем постоянно и независимо от того состояния, в котором находится человек: во время сна, бодрствования, активного отдыха и любого вида деятельности.

3. Информационная функция сердца, в основном, не зависит от состояния других его функций. Однако такие нарушения сердечного ритма, как трепетание и фибрилляция предсердий, трепетание и фибрилляция желудочков, пароксизмальная тахикардия, частая, особенно политопная, экстрасистолия, нарушения предсердно-желудочковой проводимости (периоды Венкебаха, неполная или полная атриовентрикулярная блокада), могут существенно затруднять информационный анализ электрокардиосигналов, но не исключают проявления информационной функции сердца. Подобная ситуация возникает при выраженной тахикардии, обусловленной приемом медикаментов, интенсивной физической нагрузкой, гипертермией и заболеваниями. Наличие постоянной эндокардиальной электрической стимуляции и общий наркоз во время хирургических операций не нарушают информационную функцию сердца и не исключают информационный анализ электрокардиосигналов.

4. Информационная функция сердца может блокироваться частично (блокада частотной модуляции) и полностью (блокада частотной и амплитудно-фазовой модуляции). При установлении блока информационной функции сердца важно учитывать чувствительность системы измерения амплитуды QRS-комплексов и интервала времени между ними, а также диапазон регистрации входного сигнала. Условным признаком частичного или полного блока информационной функции сердца следует считать отсутствие вариабельности интервалов времени между QRS-комплексами электрокардиограммы при точности отсчета времени не более 0,001 секунды и амплитуды QRS- комплексов при полосе пропускания входного сигнала в диапазоне не уже, чем от 0,1 до 500 Гц.

Амплитудно-фазовая модуляция является более устойчивой по сравнению с частотной модуляцией. Полный блок информационной функции сердца отмечен в крайне тяжелых случаях и, как правило, незадолго до смерти. При полном блоке амплитудно-фазовой и частотной модуляции амплитуда QRS-комплексов и интервал времени между ними приобретают  неизменную величину.

Формирование блока информационной функции сердца начинается с возникновения блока частотной модуляции. Он отражает качественный переход модуляции как нестационарного стохастического процесса, свойственного здоровому человеку, в модуляцию, представляющую стационарный стохастический процесс с фиксированной частотой следования электрокардиоимпульсов. Частичный блок информационной функции сердца возникает при заболеваниях, опасных для жизни человека. Последующий переход модуляции от стационарного стохастического процесса в регулярный, для которого характерны фиксированные по величине как временные интервалы, так и амплитуды QRS-комплексов, составляет сущность возникновения полного блока информационной функции сердца.

Качественные изменения модуляции электрокардиоимпульсов от нестационарного стохастического процесса через его стационарность к регулярному процессу свидетельствует о глубоких изменениях в организме и отражает динамику качества жизни человека. Действительно, если для здоровых людей вариабельность амплитуды QRS-комплексов и интервалов времени между ними соответствует нестационарному стохастическому процессу, то в случаях неблагоприятного развития заболеваний она может приобрести характер стационарного стохастического процесса, а при тяжелых состояниях и особенно угрозе смерти трансформируется в регулярный процесс, соответствующий полному блоку информационной функции сердца. Признаки частичного и полного блока информационной функции сердца могут служить в медицинской практике в качестве критериев качества жизни пациента при различных заболеваниях.

5. Модулирующий механизм закладки информации в кардиоимпульсы заложен в автономной системе регуляции сердца. Он может осуществляться в двух режимах: с участием нейрогенных механизмов и в автономном режиме без их участия. Причем последний режим  играет решающую роль. В совокупности оба режима обеспечивают исключительно высокую степень надежности информационной функции сердца и широкие адаптивные возможности для ее реализации в процессе жизнедеятельности человека.

Закладка информации модулирующим механизмом осуществляется не только с помощью амплитудно-частотно-фазовой модуляций, но и амплитудно-фазовой модуляции при блоке частотной модуляции, что также свидетельствует об адаптационных возможностях информационной функции сердца.

6. Механизм модуляции является единым для электрических, магнитных и гидродинамических импульсов, генерируемых сердцем. Разная биофизическая природа носителей одной и той же информации создает информационную избыточность, а её дублирование — надежность доставки информации в центральную нервную систему и к органу-мишени.

7. Семантика (информационная сущность) информационного потока, генерируемого сердцем, может быть установлена с помощью технологии информационного анализа кардиосигналов, основанной на кодировании динамики вариаций основных параметров кардиосигнала в виде последовательности символов — кодограммы. Каждое заболевание, а также норма, проявляется через свои «кодовые образы» — диагностические эталоны. Каждый диагностический эталон представляет собой совокупность кодовых комбинаций символов, имеющих 100% встречаемость у больных с данным заболеванием на стадии специфического патоморфологического субстрата.

Данный факт свидетельствует о том, что в такой совершенной и сложной биологической системе, каковой является человек, кардиоимпульсы, генерируемые сердцем, хотя и обладают свойствами нестационарного стохастического процесса, тем не менее, имеют семантические взаимосвязи друг с другом, которые могут носить весьма устойчивый характер и быть специфичными для определенных заболеваний. При этом важно отметить, что значимая диагностическая информация содержится не в самих значениях параметров электрокардиосигналов, которые варьируют по закону случайности, а только в знаках их приращений, отражающих качественную динамику этих параметров.

8. Изолированное сердце, вне организма, хотя и способно выполнять механическую деятельность, но прекращает информационную функцию, о чем свидетельствует отсутствие вероятностной вариабельности параметров электрокардиосигналов. Аналогичная ситуация возникает при полном блоке информационной функции сердца у тяжелобольных незадолго до их смерти, несмотря на полную сохранность всей системы его регуляции.

С другой стороны, имплантированное сердце донора, не имеющее никакой нервной связи с центральной и вегетативной нервной системой реципиента, тем не менее, весьма скоро после трансплантации начинает выполнять информационную функцию. Приведенные факты дают основание предполагать, что блок информационной функции сердца может отражать не только и не столько состояние механизма модуляции кардиоимпульсов. В большей степени, вероятно, он отражает прекращение семантического воздействия на сердце образов нормы и болезней, имеющих место в духовной сущности («духовном сердце») человека и обладающих способностью модуляции основных параметров кардиоимпульсов. Отсутствие информационной функции изолированного, т. е. вне организма человека, сердца при функционирующей автономной системе регуляции и автоматической генерации импульсов в синусно-предсердном узле понятно только в случае признания отсутствия семантического воздействия на орган образов нормы и заболеваний, существующих в духовной сущности человека.

Напротив, денервированное сердце, в случае успешной ортотрансплантации, вскоре начинает функционировать и как информационный орган, что свидетельствует о семантическом воздействии на него со стороны духовной сущности реципиента. При этом информационный анализ электрокардиосигналов, генерируемых пересаженным сердцем, выявляет информационные сущности тех заболеваний, которые были установлены до трансплантации сердца. Что касается информационного блока у тяжелобольных, возникновение которого сопряжено с угрозой смерти, вероятно, он является результатом ослабления, а затем прекращения семантического воздействия на сердце, в первую очередь, образа нормы. Появление полного блока информационной функции сердца у тяжелобольных можно рассматривать в качестве одного из ранних и достоверных симптомов умирания.

9. Следует признать, что конкретные физические механизмы модулирующего воздействия информационной сущности человека на генерацию кардиоимпульсов в синусном узле в настоящее время трудно представить. Однако ясно, что нейрогенные механизмы регуляции сердца не играют решающей роли, о чем свидетельствует опыт изучения информационной функции пересаженного сердца. С другой стороны, при общем наркозе, но при полной сохранности нейрогенных механизмов регуляции сердца, реализация информационной функции через амплитудно-фазовую модуляцию кардиоимпульсов также возможна.

Семантические образы духовной сущности человека, возможно, способны непосредственно оказывать модулирующее воздействие на генерацию кардиоимпульсов. Они могут также находиться в составе электромагнитного поля головного мозга. При этом уместно напомнить слова Н. Винера: «Информация есть информация, а не материя и энергия». Непосредственное семантическое модулирующее воздействие духовной сущности прекращается только при наступлении смерти.

  1. Сердце, в отличие от регулирующей и преимущественно оперативной, адаптационной информационной функции центральной нервной системы, обеспечивает устойчивое стратегическое информационное воздействие на внутреннюю среду организма человека. Сердце поддерживает постоянство информационной сущности внутренней среды, которая складывается, в том числе из информационных сущностей нормы и заболеваний. При этом существует параллелизм изменений, с одной стороны, в соматическом эффекте информационной сущности внутренней среды, создаваемой сердцем, а с другой — в психо-эмоциональном, вегетативном, нравственном и поведенческом состоянии людей.

Технология информационного анализа электрокардиосигналов и диагностика заболеваний

Технология информационного анализа электрокардиосигналов, составившая основу диагностики заболеваний внутренних органов, включает следующие этапы [6, 9–10].

1-й этап: измерение амплитуд (Rn) QRS-желудочковых комплексов электрокардиограммы с точностью до 5 mkV, интервалов времени (Tn) между QRS-комплексами с точностью до 0,01 msи «фазовых углов» (tg αn = Rn / Tn), рис. 1.

1

2-й этап: сравнениеданного набора параметров каждого последующего комплекса с аналогичными параметрами предыдущего; последовательное кодированиесимволами A, B, C, D, E, Fвозможных сочетаний знаков приращений амплитуд, интервалов и фазовых углов (либо упрощённое кодирование символами A, B, C, D только амплитуд и интервалов) в массиве 600 электрокардиокомплексов и получение первичной кодограммы;

3-й этап: вычисление частот всех 216 (или 64 при упрощённом кодировании) подряд идущих троек символов (триграмм) по первичной кодограмме; ранжирование триграмм по частоте их встречаемости;

4-й этап: выделение диагностических эталонов заболеваний — наборов триграмм, встречающихся у 100% больных с данным заболеванием, а также диагностических эталонов нормы, встречающихся у 100% здоровых людей из тщательно отобранной выборки;

5-й этап: диагностика заболеваний у обследуемых людей путём сравнения их кодограмм с диагностическими эталонами нормы и заболеваний; диагноз ставится при наличии в кодограмме всех триграмм, составляющих диагностический эталон данного заболевания.

Статистическое обоснование данного метода диагностики проводилось на объединённых эталонных выборках больных и абсолютно здоровых людей по стандартной методике перекрёстной проверки. Выборка случайным образом разбивалась на 10 равных частей, каждая их которых поочерёдно использовалась в качестве контрольной, в то время как по остальным 9 частям автоматически строились диагностические эталоны. Вычислительные эксперименты показали, что метод диагностики, основанный на технологии информационного анализа кардиосигналов, достигает весьма высокой чувствительности и специфичности — от 85% до 98% для различных заболеваний.

Кодограммы, получаемые в соответствии с разработанной технологией информационного анализа кардиосигналов, подобны лингвистическим текстам. Для них характерны семантические связи между ближайшими символами, которые при их повторяемости и устойчивости могут представлять специфическую дискретную информацию нормы или заболеваний. Именно это свойство кодограмм, обследованных в группах здоровых и больных людей с тем или иным заболеванием, определили возможность получения диагностических эталонов нормы и различных заболеваний, и на этой основе создание диагностических систем.

Изменения информационных сущностей нормы и различных заболеваний, генерируемые сердцем, проявляются в двух вариантах. Первый — в меняющейся активности информационных сущностей нормы и болезней, в основе которой лежит изменение частоты встречаемости триграмм, составляющих диагностические эталоны. Второй вариант — в непостоянстве информационных сущностей отдельных заболеваний. Изменение активности информационных сущностей так же, как и их появление или исчезновение, как правило, сопровождается соответствующей динамикой соматических, психо-эмоциональных, вегетативных проявлений и нравственных мотивов поведения. Существует высокая зависимость активности информационной сущности нормы и заболеваний от морально-нравственного состояния и мотивов поведения, особенно в период стрессовых ситуаций. Информационную функцию сердца следует рассматривать в сложном и многообразном взаимодействии с центральной и вегетативной нервной системой.

Диагностический эталон нормы имеет место у всех людей. Ему не всегда соответствует состояние физиологической нормы. Информационная сущность нормы, по-видимому, играет важную роль не только в поддержании здоровья человека, но и в противостоянии организма различным повреждающим факторам внешней среды, а также в саногенезе в случае возникновения болезненных состояний и заболеваний. Не вызывает сомнения факт более лёгкого течения заболеваний при наличии активной и неповрежденной информационной сущности нормы. Напротив, неблагоприятное течение заболеваний, как правило, сопряжено с дефектным состоянием диагностического эталона нормы, характеризующимся неполным составом входящих в него триграмм и при низкой его активности.

Диагностические возможности информационного анализа электрокардиосигналов

Длительная апробация и практическое использование диагностической системы на основе информационного анализа электрокардиосигналов (обследовано 512 здоровых людей и более 25 тыс. больных с заболеваниями внутренних органов различного возраста и пола) позволили определить её возможности и сферы применения.

Метод информационного анализа  электрокардиосигналов позволяет:

  • диагностировать заболевания в любом этапе их развития, в том числе на начальной доклинической стадии;
  • диагностировать заболевания бессимптомного течения;
  • диагностировать наследственно обусловленные заболевания, как на стадии клинических проявлений и специфических патоморфологических изменений, так и на этапе наследственного риска их развития;
  • определять активность диагностируемых заболеваний (по показателю активности его информационной сущности);
  • контролировать эффективность лечебных, реабилитационных и профилактических мероприятий (по динамике показателя активности информационной сущности заболевания);
  • осуществлять динамический контроль заболеваний в процессе диспансерного наблюдения и повторных обследований;
  • осуществлять скрининг-диагностику во время проведения диспансеризации коллективов людей и населения;
  • контролировать здоровье учащихся, студентов, спортсменов, людей оперативных служб;
  • выявлять факторы профессиональной деятельности и среды обитания, способствующие возникновению и развитию заболевания;
  • осуществлять предварительный профессиональный отбор с учетом профпатологии и экстремальных факторов профессиональной деятельности.

Теория патологии с позиции информационной функции сердца

Теория патологии начинает свое развитие с исследований выдающегося немецкого патолога Р. Вирхова [13]. В своих работах «Целлюлярная патология» (1855) и «Целлюлярная патология как учение, основанное на физиологической и патологической гистологии» (1858) он впервые сформулировал теорию целлюлярной патологии. В последующем она явилась основой представлений о специфическом патоморфологическом субстрате болезни, которые легли в основу дифференциальной диагностики заболеваний и до настоящего времени являются главным аргументом их классификации.

Под влиянием работ Р. Вирхова в конце 19-ого и в начале 20 века господствовал «морфологический идеализм». Теория патологии складывалась из представлений о норме и патологии со специфическим патоморфологическим субстратом, в основе которой лежит патология клетки, ткани, органа (рис. 2а).

2

В середине 20-го века клиницисты-ученые пытались заполнить «провал» между нормой и патологией. В этот период возникли представления о «функциональной патологии». Основателем «функциональной патологии» признан H. Bergman [14], который писал, что «вместо ограниченного морфолого-локалистического принципа мышления мы пришли к признанию широкой функциональной зависимости», поэтому, по его мнению, «решающую роль в патологии играет функция».

В нашей стране функциональная патология проявилась, как клинико-физиологическое направление в терапии, которое сформировалось, в основном, под влиянием работ И. П. Павлова. Наиболее ярким представителем этого направления был М. П. Кончаловский, который, например, при обсуждении проблемы язвенной болезни [15] привлекал внимание клиницистов к функциональной стадии в виде функциональных расстройств желудка («невроз желудка», «раздражённый желудок»), предшествующим язве желудка или двенадцатиперстной кишки. Язвенный дефект он оценивал как финал процесса, которому предшествовал длительный период «раздраженной функции желудка». Позже Р. А. Лурия в патогенезе язвенной болезни выделял так называемую «функциональную стадию» заболевания [15].

Таким образом, были сформулированы представления о функциональных расстройствах (функциональных заболеваниях), предшествующих заболеваниям со специфическим патоморфологическим субстратом. Теория патологии пополнилась представлениями о так называемых «функциональных заболеваниях», а схема развития патологии приняла другой вид (рис. 2б).

Представления о функциональных расстройствах (заболеваниях) и предболезненных состояниях, предшествующих болезни со специфическими патоморфологическими признаками поражения органа или органов-мишеней, внесли важный положительный вклад в теорию патологии и стимулировали дальнейшее изучение предболезни. Противоречия между морфологическим и функциональным идеализмом явились источником дискуссии с философским осмыслением соотношения структуры и функции. К середине 20 века они, в основном, были преодолены: функциональные заболевания обрели свою структурную основу, которой оказались изменения внутриклеточных структур и нарушения в системе нейровегетативной, гуморальной и эндокринной регуляции органов-мишеней. В качестве примера может служить функционально-морфологическое обоснование предъязвенных состояний на уровне клеточных и субклеточных структур, эндокринных клеток слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки [15–16].

Успехи в области физиологии и морфологии в середине и особенно во второй половине 20 века подготовили почву для изучения адаптационных и компенсаторных процессов, обеспечивающих в организме поддержание гомеостаза, а это значит — здоровья и работоспособности. В 60–70-е годы формируется понятие «предболезнь» и равнозначное ему по смыслу «предболезненное состояние». Предболезнь стали рассматривать как следствие изменённой реактивности, недостаточности адаптационных и компенсаторных механизмов при воздействии на человека внешних или внутренних повреждающих факторов.

Интенсивное развитие авио-космической медицины наполнили представления о предболезни конкретным смыслом. Так, начальным этапом возникновения предболезни, по мнению В. П. Казначеева, Р. М. Баевского и А. П. Берсеневой [17], является донозологическое состояние. Они впервые обосновали это состояние, как результат напряжения механизмов адаптации, выявление которого составляет донозологическую диагностику. Донозологическое состояние предшествует собственно преморбидному состоянию. Позже, с позиции оценки адаптации Р. М. Баевский и А. П. Берсенева [18] предложили следующую схему перехода от нормы к болезни:

1)    физиологическая норма — удовлетворительная адаптация к воздействию внешних факторов среды;

2)    донозологические состояния — напряжение механизмов адаптации;

3)    преморбидные состояния — неудовлетворительная адаптация;

4)    болезнь — срыв адаптации.

Эти представления легли в основу концепции донозологической диагностики и предболезни. Решающий вклад в разработку концепции внесли отечественные ученые: Р. М. Баевский, В. П. Казначеев, А. И. Григорьев, А. П. Берсенева [17–19]. Концепция вышла за пределы космической медицины. Она отвечала интересам профилактической медицины, повышала интерес практических врачей к функциональным расстройствам и болезненным состояниям органов и систем, способствовала совершенствованию профилактики и лечения в процессе диспансеризации больных, она стимулировала развитие и совершенствование методов функциональной диагностики и прогноза заболеваний.

Таким образом, в конце 20 и в начале 21 века теория патологии обогатилась концепцией донозологической диагностики и предболезни, а схема развития патологии приобрела следующий вид, рис. 2в. Тем не менее, современные представления о существовании предболезни не отвечают на ряд принципиальных вопросов. Почему в одних и тех же стрессовых ситуациях у людей формируются разные функциональные расстройства и болезненные состояния? Почему при сходных функциональных расстройствах и болезненных состояниях возникают разные заболевания? Какова истинная причина возникновения функциональных расстройств и болезненных состояний? Что определяет на основе функциональных расстройств и болезненных состояний формирование болезни с её специфическим патоморфологическим субстратом? К тому же следует признать, что представления о существовании предболезни не ликвидируют существующий разрыв между нормой и болезнью и не отвечают на главный вопрос: когда и на каком этапе у здорового человека появляется болезнь? Когда человек не здоров, а уже болен? Представления о предболезни (преморбидном состоянии) не объясняют переход от нормы к патологии. Границы между предболезнью и болезнью практически остаются теми же, как между нормальным состоянием и болезнью.

На поставленные вопросы даёт ответ признание существования информационной стадии заболевания и процесса её реализации в организме человека до финальной стадии, когда появляются клинические симптомы и специфический патоморфологический субстрат болезни. Все этапы развития заболевания — появление в организме человека её информационной сущности, донозологическое состояние, предболезнь и, наконец, финал заболевания с его специфическими симптомами, могут быть установлены с помощью технологии информационного анализа электрокардиосигналов, разработанной на основе теории информационной функции сердца.

Действительно, из полученных нами данных явствует, что болезнь не формируется из функциональных расстройств и болезненных состояний. Она возникает у здорового человека вначале на информационном уровне. Семантике информационной сущности заболевания соответствует специфический эталонный кодовый образ специфического патоморфологического субстрата болезни. Нет также предболезни, но есть функциональные расстройства и болезненные состояния, которые следует рассматривать в качестве последовательной реализации информационной сущности заболевания в материальных событиях регуляции, вегетативного обеспечения, обмена веществ, функционального состояния, морфологических изменений на субклеточном, клеточном, тканевом и органном уровне органов-мишеней. Нет и донозологической диагностики, но есть нозологическая диагностика на основе выявления эталонной кодограммы болезни, соответствующей её специфическому патоморфологическому субстрату.

Нозологическая диагностика может быть осуществлена с помощью технологии информационного анализа электрокардиосигналов на любом этапе развития заболевания: информационном, преимущественно функциональном («преморбидном»), на этапе органных морфологических изменений и на финальной стадии, характеризующейся  возникновением специфического морфологического субстрата.

Таким образом, теория патологии, т.е. переход от нормы к заболеванию со специфическим патоморфологическим субстратом приобретает законченный вид и её можно представить в виде схемы на рис. 3.

3

В отличие от современной диагностики, которая основана на клинико-лабораторной и инструментальной верификации конечного, финального этапа развития заболевания, технология информационного анализа электрокардиосигналов позволяет диагностировать заболевание на любой стадии его развития, в том числе на начальном информационном этапе. Последнее открывает реальные возможности для организации и проведения специфической целенаправленной профилактики заболевания и характерных для него специфических функционально-морфологических изменений органов-мишеней и связанных с ними возможных жизнеопасных осложнений.

Теория патологии, т. е. переход от нормы к заболеванию со специфическим патоморфологическим субстратом, получает новое содержание. Его можно представить в виде следующих последовательных этапов: норма, появление в организме информационной сущности заболевания, информационная стадия, когда информационная сущность (программа) заболевания в организме существует, но не имеет реализации и стадия реализации информационной сущности заболевания. Стадию реализации информационной сущности заболевания, в свою очередь, целесообразно подразделять на два периода: период реализации программы заболевания, в основе которой лежит преимущественное нарушение в системе регуляции функций органов-мишеней и напряжение механизмов адаптации и на конечный (финальный) период, когда в результате срыва (поломки) адаптации, возникает повреждение органов-мишеней, развитие в ответ на повреждение компенсаторных процессов и формирование специфического патоморфологического субстрата болезни.

 

Нозологическая диагностика на донозологическом этапе развития заболевания

Нозологическая диагностика на этапе возникновения информационной сущности заболевания и на этапах последующей её реализации, как свидетельствует практика, имеет важное теоретическое и практическое значение [6, 8, 11]. Теоретическое значение состоит в новом понимании развития патологии, согласно которому болезнь с момента появления её информационной сущности имеет нозологичность. Она присутствует на всех этапах, как программа формирования конкретной патологии вплоть до конечной стадии, когда появляются специфические симптомы и патоморфологические изменения органов-мишеней, характерные для заболевания.  Однако качественная оценка болезни при этом разная: если на конечном этапе болезнь имеет специфические проявления, на основе которых осуществляется современная диагностика, то предшествующий период развития болезни не имеет таких признаков и его следует рассматривать как риск заболевания, нозологичность которого, тем не менее, можно определить с помощью технологии информационного анализа электрокардиосигналов.

Практическое значение состоит в том, что врач с помощью технологии информационного анализа электрокардиосигналов может осуществить нозологическую диагностику на любом этапе развития заболевания: информационном, преимущественно функциональном («преморбидном»), на этапе органных функционально-морфологических изменений и на финальной стадии, характеризующейся  возникновением специфического патоморфологического субстрата [8, 11]. Эта возможность вносит новое содержание в практическую работу с пациентом. Она позволяет на информационной стадии осуществлять организацию и проведение целенаправленной специфической первичной профилактики заболевания. На этапе «предболезни» профилактические меры могут быть дополнены превентивными лечебными мероприятиями, учитывающими специфические механизмы патогенеза заболевания, информационная сущность которого известна. Рекомендации больному также приобретают целенаправленное и специфическое содержание.

Заключение

Признание информационной функции сердца и создание на её основе технологии информационного анализа кардиосигналов с целью диагностики заболеваний внутренних органов создает новое направление в теоретической и практической медицине. Находясь на начальном этапе своего развития, это направление нуждается в поддержке и дальнейшем развитии. Помимо научного обоснования информационной функции сердца, возможен также и православный взгляд на информационную функцию сердца. Он логично вытекает из Священного писания, трудов святых учителей и подвижников Православия, среди которых значительное место занимает духовное, врачебное и научное наследие святителя Луки, исповедника ХХ века, архиепископа Симферопольского (профессора Валентина Феликсовича В. Ф. Войно-Ясенецкого)

Литература.

1. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, душа и тело. – Киев: Св. Троицкий Ионинский монастырь, 2010. – 184 с.
2. Врачу благий и милостивый. – Симферополь: изд-во Шпатакова «Родное слово», 2013. – 496 с.
3. Духовный опыт старца Иосифа Исихаста. – Изд-во: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2013. – 206 с.
4. Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. М. 2000. Т. 2. Вып. 5. – 165 с.
5. Успенский В. М. Информационная функция сердца.//Клиническая медицина,-2008.-Т.86. -№5.-С.4-13.
6. Успенский В. М. Информационная функция сердца. Теория и практика диагностики заболеваний внутренних органов методом информационного анализа электрокардиосигналов.- М.: «Экономика и информация», 2008. -116 с.
7. Успенский В. М. Информационная функция сердца в диагностике заболеваний внутренних органов. // Военно-медицинский журнал, — Т. 188. — 2010. — № 9. – С. 45- 51.
8. Успенский В. М. Информационная функция сердца: выявление рисков патологических состояний и заболеваний у космонавтов в условиях космического полета. // Актуальные проблемы Российской космонавтики: Материалы 35 академических чтений по космонавтике. М., 25-28 января 2011г. -С. 274-275.
Uspenskiy V. Information Function of the Heart.A Measurement Model//Measurement 2011,Proceedings of the 8-th International Conference,Slovakia.2011,p.383-386.
9. Uspenskiy V. Information Function of the Heart. Biophysical substantiation of technical requirements for electrocardioblock registration and measurement of electrocardiosignals parameters acceptable for information analysis to diagnose internal diseases. Joint International IMEKO TC1+ TC7+ TC13 Symposium August 31st− September 2nd, 2011, Jena, Germany urn: nbn: de: gbv: ilm1-2011imeko: 2, urn: nbn: de: gbv: ilm1-2011imeko-024:6
10. Успенский В. М. «Донозологическая» диагностика в экстремальных условиях обитания человека методом информационного анализа электрокардиосигналов. В кн.: К.Э.Циолковский (Материалы 46 научных чтений памяти К.Э. Циолковского) –Калуга: Издательство «Эйдос»,2011.219-220с.
11. Uspenskiy V. Diagnostic System Based on the Information Analysis of Electrocardiogram. Proceedings of MECO 2012. Advances and Challenges in Embedded Computing. Bar, Montenegro, June 19-21, 2012, p. 74-76.
12. Рапопорт Я. Л., Вирхов Р. БМЭ. 1976, т.4. -С. 245-246.
13. Бергман Г. (BergmanH.). Функциональная патология. Пер. с нем. – М. – Л.: Биомедгиз, 1936. – 400 с.
14. Успенский В. М. Предьязвенное состояние. – Л.: Медицина, 1982. – 144 с.
15. Успенский В. М. Функциональная морфология желудка. — Л.: Наука, 1986. – 291 с.
16. Казначеев В.П., Баевский Р.М., Берсенева А.П. Донозологическая диагностика в практике массовых обследований населения.-Л:Медицина ЛО,1980.–207с.
17. Баевский Р. М., Берсенева А. П. Введение в донозологическую диагностику. – М.: Фирма «Слово», 2008. – 176 с.
18. Григорьев А. И., Баевский Р. М. Концепция здоровья и космическая медицина. – М.: Фирма «Слово», 2007. – 208 с.